Каких вирусов животного происхождения следует опасаться в нашей стране

Каких вирусов животного происхождения следует опасаться в нашей стране

Разнозаразная фауна

Роспотребнадзор обнаружил коронавирус у летучих мышей, обитающих в России, при этом норки и другие пушные звери, содержащиеся на наших фермах, пока вне подозрения. «Огонек» постарался выяснить, каких именно вирусов животного происхождения следует опасаться россиянам и когда вирусологи научатся предсказывать новые пандемии.

Мария Сотскова

Два миллиона норок уничтожили в Дании из-за обнаруженного у них мутантного штамма коронавируса. На очереди еще около 15 млн пушных зверьков — здесь существовало самое большое поголовье норок в мире. Вслед за датчанами норок решили уничтожить в Испании, Нидерландах и других странах Европы. Помимо Европы вирус обнаружен и у американских норок. При этом пока нет данных о том, что новый вариант коронавируса, выявленный у этих зверьков, более агрессивный. Однако все делают выбор в пользу того, чтобы перестраховаться.

На сегодняшний день вирусологи однозначно установили, что норок ковидом заразили работники ферм, после чего вирус быстро распространился среди зверьков, быстро мутировал и сегодня уже может передаваться обратно, от норок к людям.

Этих данных, в принципе, уже достаточно для того, чтобы начать беспокоиться, тем более что после изучения вируса из 40 разных ферм в Европе ученые обнаружили 170 вариантов мутировавшего патогена. Правда, в России, по данным Россельхознадзора, пока не зарегистрировано ни одного случая заражения норок коронавирусом — норок проверяли с помощью тех же тест-систем, что и людей. Другое дело, что и поголовье пушных зверей у нас намного меньше, чем на Западе,— порядка 300 тысяч особей норок по всей России.

Важная деталь: при этом в ветеринарии гораздо проще, чем в медицине, разрабатывать лекарства и внедрять их в производство, поскольку можно тестировать напрямую на объектах исследования. Вакцину для животных от коронавируса в России разрабатывают в Федеральном центре охраны здоровья животных, но до массовой вакцинации еще далеко, а заболевания сельскохозяйственных животных (так называют домашних животных, которых содержат для производства продуктов питания и сырья) всерьез таят в себе определенную долю опасности и для людей.

— Опасность заражения норок коронавирусом заключается и в том, что этот вирус может размножаться в пищеварительном тракте и выделяться с продуктами жизнедеятельности. В результате возникает опасность накопления инфицированных отходов, которые нужно как-то утилизировать,— говорит заведующий лабораторией биотехнологии ФГБУ «НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи» Минздрава России, вирусолог Сергей Альховский.—Хотя лечить животных и прививать проще уже потому, что стадий испытаний гораздо меньше и они проводятся на животных, а не на людях. В случае необходимости вакцина для домашних кошек и собак появится очень быстро: ветеринария точно скоро найдет и лекарство, и вакцину, уж слишком их любят хозяева.

Побочное действие

Вирус SARS-CoV-2, вызвавший глобальный локдаун и парализовавший медицину по всему миру, недавно отметил свою годовщину. 17 ноября 2019 года в китайском Ухане выявили первый случай заболевания, и с тех пор коронавирусом заразилось свыше 54,5 млн человек, умерло 1,3 млн. «Новая чума», «вторая испанка» — как только не называли за этот год COVID-19 в СМИ и ведь почти не ошиблись. С великими инфекциями прошлого наш коронавирус роднит животное происхождение. Считается, что вирус пришел к людям от летучих мышей, правда, вероятно, через промежуточного хозяина. Согласно одной из версий, промежуточным звеном стали панголины, которых в качестве деликатеса и особого снадобья продают на китайских рынках, но сейчас ученые уже не уверены в этом.

Однако происхождение от летучих мышей по-прежнему считается самым вероятным. У рукокрылых вида азиатский подковонос обнаружен коронавирус RaTG13, чей геном на 96 процентов совпадет с SARS-CoV-2. При этом другие представители рода подковоносов уже стали носителями вируса, близкого к инфекции, вызывающей атипичную пневмонию. Эпидемия этого заболевания в 2003 году унесла жизни 774 человек — погибли почти 10 процентов от всех зараженных.

Играйте также   Что в «красной зоне» могут только волонтеры

Вообще, зоонозные заболевания (передающиеся от животных человеку) составляют чуть ли не 70 процентов всех известных болезней. Среди них ВИЧ, грипп, в том числе птичий, малярия, энцефалит, коронавирус, чума, Эбола, другие лихорадки, а также различные прионные заболевания (заболевания, вызванные особыми белками-прионами), такие как коровье бешенство, и глисты. Возбудители всех этих болезней существуют в так называемых природных резервуарах, например в тропических комарах, и человек их интересует мало.

— Для большинства зоонозных болезней человек — это тупик. Те же клещевой энцефалит и боррелиоз не передаются от человека к человеку, мы заражаемся им случайно,— рассказывает «Огоньку» вирусолог Сергей Альховский.— Можно сказать, что к нам эти болезни попадают случайно, поскольку мы не обеспечиваем дальнейшую передачу вируса назад клещам. Но как только вирус или бактерия мутируют достаточно, чтобы свободно передаваться между людьми, мы тут же получаем пандемию. Так было с гриппом, в природе это обычный птичий зооноз, который существует во множестве вариантов. Но каждый раз, когда грипп получал способность респираторно передаваться между людьми, начиналась пандемия. Это произошло в начале ХХ века с «испанкой», а позже и с другими вариантами гриппа, последний раз мы столкнулись в 2009 году с гриппом H1N1.

При смене носителя, то есть при «переезде» с птиц или летучих мышей к человеку, вирусы часто нарушают собственные правила: плодись, размножайся, заражай как можно больше, но не убивай и не калечь носителя, ведь мертвый он бесполезен. Так получилось с атипичной пневмонией: переселившись на людей, вирус начал убивать слишком быстро, и простое изолирование зараженных позволило быстро остановить распространение болезни. В норме же у носителя и вируса должны быть нежные, почти семейные отношения, как, например, происходит с герпесом, вызывающем простуду на губах. Многие люди вообще рождаются с этим вирусом и без особых проблем носят его в себе всю жизнь.

— Для возбудителей лучшая стратегия — тихонечко сидеть, особого дискомфорта не доставлять, спокойно размножаться и передаваться, так тот же герпес,— объясняет Сергей Альховский.— Но когда происходит резкая смена хозяина, например с летучих мышей на людей, возникают тяжелые патологии, вплоть до гибели. При этом если возбудитель и хозяин живут вместе достаточно долго, то они притираются друг к другу. Так случилось с гриппом и даже с ВИЧ. Сейчас даже без терапии ВИЧ-положительные пациенты живут гораздо дольше, чем их предшественники 50 лет назад. Если в 1970-е между заражением и смертью проходило 7–8 лет, то теперь можно прожить и 20. Даже Эбола уже не убивает 90 процентов заболевших.

Самые грязные животные

Интересно, что из всех животных, пожалуй, именно рукокрылые активнее всех разносят заразу. От них человечество получило не только коронавирусы (если эта версия верна), но и Эболу, Нипах, Хендру (схожие вирусы, вызывающие тяжелое воспаление мозга), классическое бешенство и много других заболеваний. Причем способов заразиться множество — съев немытый фрукт, через укус животного, контакт с его мочой или экскрементами, в результате поедания летучих зверьков и даже через укус насекомых, которые перед этим покусали то самое рукокрылое.

Такое инфекционное разнообразие многие специалисты связывают с образом жизни рукокрылых. Эти животные живут огромными колониями и не отличаются чистоплотностью. Многие растительноядные виды буквально превращают свои пещеры в зловонные болота: зверьки приносят кусочки фруктов «домой», где отдыхают в течения дня, свисая с потолка вниз головой, в этом же положении они испражняются, а еду часто роняют. В результате пол пещеры превращается в смесь помета, мочи и гниющих фруктов — идеальная среда для размножения патогенов.

Играйте также   Как пандемия изменила отношения детей и родителей

— Рукокрылые невероятно большой отряд, к ним относится порядка 30 процентов всех млекопитающих, первенство по разнообразию видов они уступают только грызунам. Да и ведут себя рукокрылые почти как птицы, в одной пещере могут жить разные виды, они летают, даже мигрируют, словом, популяции постоянно перемешиваются, это такая адская смесь грызунов с птицами,— поясняет вирусолог Сергей Альховский.

— Мало того,— продолжает ученый,— в последние годы мы нашли у летучих мышей родственников почти всех человеческих вирусов. Почему так? У них уникальная иммунная система. Некоторые гены, которые должны отвечать за иммунный ответ, у них просто отсутствуют. Их иммунитет игнорирует вирусную нагрузку, в результате этого они спокойно передают все вирусы. Сейчас рукокрылые рассматриваются как основной резервуар, откуда пошла добрая половина всего, что мы имеем.

Какие природные источники могут скрывать новые болезни

При этом сами рукокрылые поразительно легко переносят многочисленные болезни, носителями которых являются. Все дело в особом устройстве иммунитета: в геноме летучих мышей отсутствуют последовательности, отвечающие за сильную реакцию на патогены, иначе бы зверьки давно вымерли от лихорадки и других проявлений активности иммунитета. Люди, напротив, от тех же болезней умирают часто, потому что наш иммунитет начинает массированную атаку на вирус или бактерию, запускает воспалительный процесс, повышая температуру и учащая сердцебиение. Многие из нас не выдерживают такой нагрузки, а у летучих мышей этой проблемы нет.

Помимо этого рукокрылых отличает невероятное для их размеров долголетие. Обычно маленькие животные, такие как хомячки или полевки, едва переживают 2 года, однако летучие мыши взломали эту систему, доживая и до 30 лет. Это компенсирует им низкую плодовитость: за один сезон самка может произвести всего одного детеныша — нося под сердцем больше, она не сможет летать.

Поэтому большинство ученых, занимающихся экологией вирусов, сегодня изучают именно рукокрылых. Возможно, из-за этого перекоса без внимания остаются другие группы животных, те же грызуны и птицы, но сейчас это даже оправданно. Дело в том, что экология вирусов — довольно молодое направление в науке. Долгое время исследователи занимались лишь выявлением патогенов, вызывающих заболевания у людей, сейчас же фокус переключился на природные резервуары, в которых развиваются множество потенциальных «ковидов». Как бы то ни было, на данный момент ученые активно работают над выявлением потенциально опасных патогенов, а также исследуют механизмы, которые делают вирусы заразными для человека.

— Изучение вирусов в диких резервуарах — сегодня основополагающее направление для вирусологии,— подчеркивает Сергей Альховский.— Понятно, что вирусы приходят из дикой природы и что нас ждут все новые и новые болезни.

Нынешняя пандемия окончательно показала, что вирусология должна иметь предсказательную силу и предугадывать новые инфекции, если получится изучить природные резервуары вирусов.

Но сегодня мы недостаточно хорошо знаем все их разнообразие и слабо понимаем механизмы патогенеза вирусов. Например, даже если бы мы сравнивали геномы коронавирусов летучих мышей и наш COVID-19 еще до пандемии, то нам вряд ли удалось бы сказать, что делает наш вирус таким опасным.

Играйте также   Онлайн-статистика, графики и карты распространения COVID-19: число заболевших, умерших и выздоровевших в Москве, по регионам РФ и странам мира

Мерзлотный щит

Такими исследованиями занимаются во всем мире, в том числе и в России. При этом существует иллюзия, что для нашей страны изучение рукокрылых не слишком-то актуально, так как из 1350 видов рукокрылых у нас водится от силы несколько десятков и те в основном в южных районах, например на Кавказе и на юге Дальнего Востока. Тем не менее эти животные есть и в умеренных широтах. К тому же мы очень мало знаем о том, какие вирусы таятся в их пещерах и норах, а также о том, что их активизирует. Доподлинно известно лишь о десятке случаев передачи вируса бешенства от летучих мышей человеку на территории РФ, что во многом объясняется тем, что у нас ниже биоразнообразие, да и плотность животных тоже. Если, скажем, в Средней Азии живет 1000 летучих мышей на квадратный километр, то в средних широтах едва 50 наберется.

В целом от большинства зоонозных инфекций нас защищают сезонность и суровая зима. Многие переносчики на зиму впадают в спячку, как полевки, или улетают на юг, как перелетные гуси. В вечной мерзлоте тундры покоится сибирская язва, лишь изредка ее тревожат оленеводы или буровики, а чумные станции на Алтае зорко отслеживают все случаи заражения этой «старой знакомой» человечества. Да, чума никуда не делась, и зараженные грызуны живут на Алтае, в степях Монголии и в Китае. Однако в России уже очень давно не было смертельных случаев (тьфу-тьфу!), единичных зараженных быстро доставляют в специально оборудованные станции, где антибиотики побеждают «черную смерть». Но изменение климата вносит в эту стабильность свои коррективы, предупреждает эксперт «Огонька».

— Изменение климата может привести к разрастанию природных резервуаров заболеваний. Например, для эндемичного (характерного для определенной местности.— «О») российского заболевания — геморрагической лихорадки с почечным синдромом — таким резервуаром являются мыши-полевки. Это тяжелое заболевание, в год фиксируется около 10–15 тысяч случаев. Увы, потепление ведет к расширению ареала обитания полевок, а также позволяет этим грызунам дольше оставаться активными,— предостерегает Сергей Альховский.— В свое время, когда боролись с малярией в Краснодарском крае, удалось истребить главного переносчика — тропического комара. Но примерно с 2000-го насекомые опять начали распространяться в этом регионе. Сейчас тропических комаров можно встретить даже в Ростове-на-Дону, а ведь они переносят не только малярию, но и другие тропические заболевания, например вирусные геморрагические лихорадки. По счастью, у нас здесь нет позвоночных животных, которые могли бы служить для них природным позвоночным хозяином. Но хватит и одного зараженного туриста, вернувшегося из Индонезии или Таиланда, чтобы с участием этих комаров произошла локальная вспышка тропической инфекции. Та же картина и в Европе, там подобные вспышки уже фиксируют.

Кстати, норки не первые животные, которых в массовом порядке уничтожили из-за эпидемии. Как только стало понятно, что летучие мыши разносят коронавирус, в Индии, Индонезии и даже на Кубе были уничтожены многотысячные колонии этих зверьков. А ведь летучие мыши являются ценными опылителями растений, поедают насекомых, в том числе сельскохозяйственных вредителей и кровососов. Также ими самими питаются совы и козодои. Это уже не говоря о том, что вторжение в естественные места обитания рукокрылых может привести к новым вспышкам разных болезней, о которых мы пока даже не знаем. Пещеры этих животных хранят сотни разных вирусов, и человеку лучше всего просто не будить это лихо…

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 + четыре =

Adblock
detector